Всякий, кто едет по трассе из Харькова в ростовском направлении, видит в центре села Долина слева по ходу гранитные стелы с именами героев. Восемь раз оно переходило из рук в руки. 88 тысяч наших солдат навечно остались в этой земле.

20 июля 1943 г. 79-я гвардейская дивизия овладела селом. В тот же день против нее ввели в бой части 17-й танковой дивизии Вермахта и танковой дивизии СС «Викинг». Отразив несколько атак противника, гвардейцы обосновались на высоте с отметкой 199,5 и на северной окраине села.

21 июля 1943 г. Это был очень тяжелый день, в особенности для 220-го гвардейского стрелкового полка. Противник контратаковал с раннего утра, он стремился во что бы то ни стало вернуть село Голую Долину. Первая контратака со стороны села Долгенького "захлебнулась", встреченная артиллерийским огнем. Вскоре была предпринята вторая контратака, на этот раз с другой стороны - из Хрестищ. Всего в этот день было предпринято 14 атак. Авиация противника постоянно бомбила переправы, стараясь нарушить доставку боеприпасов. Но несмотря на это, к вечеру на поле боя догорало 36 немецких танков.

22 июля 1943 г. центром самых ожесточенных контратак противника снова становится Голая Долина. С утра постоянные бомбардировки, ураганный артиллерийский и минометный огонь. В середине дня подразделения 220-го гвардейского стрелкового полка, оборонявшие село Голая Долина, подверглись атаке сразу с трех сторон: с юго-востока, с юга и с запада. Пришлось начать отход на Богородичное во второй эшелон дивизии.

Многим известно о подвиге Героев Советского Союза Ильи Шуклина (в неравном бою ценой собственной жизни артиллеристы, которыми он командовал, остановили танки противника) и Александра Сечкина (его взвод не только выдержал пять вражеских атак, но и провел  успешную контратаку). Примеров героизма наших солдат много. ...Сержант Александр Чижиков командовал противотанковым орудием. 21 июля 1943 г. его расчет подбил три танка. Орудие было отлично замаскировано, но немцы почему-то настойчиво вели меткий прицельный огонь из минометов. Чижиков понял: кто-то корректирует огонь. Он внимательно осмотрелся вокруг и заметил на крыше сарая странно торчащую проволоку. Доложил об этом своему командиру старшему лейтенанту Сергею Титову. Вдвоем они подползли к сараю. Конец проволоки оказался антенной полевой рации. Тут же был обнаружен и обезврежен вражеский лазутчик.

...В роте бронебойщиков отличился Леонид Ладыженко. Рота приняла первый бой с семью танками, за которыми шла пехота. Бронебойные снаряды противотанковых ружей высекали лишь искры из брони новых фашистских машин, которые продолжали двигаться вперед. Вскоре вся рота оказалась в окружении. Погиб ее командир. Казалось, наступит неразбериха. И тут Леонид не растерялся, взял командование на себя. Перебежав к станковому пулемету, он приказал роте отходить, а сам остался прикрывать огнем отход товарищей. Когда все стихло, Леонид живым и невредимым вернулся в роту.

...Вражеским солдатам удалось прорваться в окопы 227-го полка. Положение становилось критическим. На помощь пришли разведчики под командованием майора В.В.Графчикова. Они атаковали немцев, ворвавшихся в наши траншеи. Рукопашная схватка была стремительной и жестокой. Уцелевшим фашистам пришлось отступить. О разведчиках 79-й всегда говорили с похвалой. За период боев, с 18 июля по 6 августа, они взяли 33 «языка», в том числе танкиста, давшего ценные сведения о передвижении танковых частей, что помогло советскому командованию удержать занятый плацдарм.

По опыту оборонительных боев в Сталинграде Николай Батюк разместил свой штаб и наблюдательный пункт по­ближе к переднему краю. Это поднимало боевой дух воинов. Офицеры штаба дивизии не спали по нескольку ночей кряду. Нужно было управлять войсками, проверять исполнение приказов комдива в частях, а ночью выходить на огневые позиции и упорядочивать систему огня на стыках подразделений. Комдив часто сам находился в окопах, любил поговорить с солдатами, воодушевить их.

На следующий день, 23 июля, по наступающим войскам противника провела контрподготовку советская авиация и артиллерия. В тот день были применены вызывавшие ужас у немецких солдат штурмовики ИЛ-2 и реактивные минометы.

24 июля 1943 г. на командный пункт 79-й гвардейской дивизии прибыли командующий Юго-Западным фронтом Родион Малиновский и командующий 8-й гвардейской армией Василий Чуйков. Было решено со следующего дня перейти к активной обороне.

За шестнадцать лет службы в армии Николай Филиппович Батюк прошел все ступени - от рядового до генерала. Способный военачальник, он обладал и другим необходимым командиру качеством - человечностью. Сослуживцы комдива вспоминают, что его отличало редкостное умение находить взаимопонимание практически с каждым. В разгар боя мог появиться на самом трудном участке - понимал, насколько важен боевой дух солдат. И еще следует отметить одну черту характера Николая Батюка - мужество. Он был серьезно болен, но старался скрывать это от окружающих. Тяжелая форма ревматизма давала ему право на госпиталь или даже смену места службы с переводом в более благоприятные условия, но Николай Батюк предпочел остаться на передовой. Маршал Василий Чуйков вспоминает: «У него были больные ноги, но он не отсиживался в землянке: на передний край, на свои наблюдательные пункты он уходил с палочкой, а возвращался в свою землянку на плечах адъютанта, причем только ночью, чтобы никто этого не видел».

Последние три дня своей жизни Николай Батюк провел на командном пункте. Атаки противника следовали одна за другой, думать об отдыхе не приходилось. В 0 часов 30 минут 29 июля 1943 г. сердце не выдержало... Хоронили Николая Батюка на следующий день возле памятника Артему.

30 июля 79-ю гвардейскую дивизию принял полковник Леонид Вагин. Ему предстоит получить генеральское звание и стать Героем Советского Союза, а дивизии с новым командиром - пройти от Донца до Берлина.

8 августа 1943 г. 8-я гвардейская армия передала свои позиции частям 6-й и 12-й армий, а сама была отведена на левый берег Северского Донца. Одиннадцать дней она находилась на отдыхе, получила пополнение. Многие участники боев в Сталинграде после ранения и госпиталя возвращались в свою 62-ю, ставшую 8-й гвардейской, армию. В их числе был знатный снайпер Василий Зайцев. На этот раз воевать ему пришлось в рядах 79-й гвардейской стрелковой дивизии  .

22 августа 1943 г. началось новое наступление. Положение немецких войск с каждым днем ухудшается. Уже проиграно Курское сражение. На следующий день Красная Армия возьмет Харьков. В Берлине выдается директива об отводе частей Вермахта из Донбасса.

Тяжелые бои на Изюмском плацдарме продолжались еще две недели: немецкая армия отчаянно прикрывала отход своих войск. 6 сентября 1943 г. битва на Северском Донце завершилась.