Казалось бы, Святогорье –  этот прекрасный уголок Донбасса - специально создан для того, чтобы стать воплощением спокойствия на земле. Но много раз Придонцовью приходилось становиться ареной жесточайших сражений. Прошло уже шесть десятилетий, как отгремело последнее из них. Здесь решалась судьба нашего края. «Ворота Донбасса» - так эти места называли и наши, и немецкие генералы.
Перед тем, как мы пойдем по пути движения тех, кто освобождал этот край, будет полезно ознакомиться с историей боевых действий 1941-1942 гг. в Придонцовье, а также с некоторыми аспектами теории военного искусства. В воспоминаниях участников битвы за Донбасс много рассказано о героизме тех, кто сражался на Северском Донце. Но, к превеликому сожалению, ответ на вопрос о том, по чему именно здесь шли такие жестокие бои, содержится только в научной литературе. Как показывает опыт, современному экскурсанту, мало знакомому с вопросами истории вообще и военной - в частности, без освещения вышеназванных проблем остается непонятной причина столь большого интереса как советских, так и германских генералов к Придонцовью.

Время крепостей ушло безвозвратно. Еще сто лет назад не осталось ни одной сухопутной твердыни, способной выдержать более десяти месяцев осады. Ограниченные ресурсы, уменьшающаяся с каждым днем численность гарнизона, невозможность связи с «большой землей» (если учесть уровень развития военной техники хотя бы начала XX века) - все это делало положение осажденных по меньшей мере безнадежным. Поэтому во время войны монастырь в Святых Горах мог быть не более чем хорошей долговременной огневой точкой.

В годы Великой Отечественной сама меловая крепость мало интересовала военных - более двух веков она уже не имела стратегического значения. Гораздо более важными были ее окрестности: на правом берегу Донца находился Изюмский плацдарм. Он представлял собой участок берега реки между районами Балаклеи и Славянска, в глубину в разных местах достигал 40-60 км.
Военных, планирующих боевую операцию, прежде всего, интересует, как лишить противника свободы маневра и связи с тыловыми структурами. Кратчайший способ решения вопроса - захватить коммуникации. Только в этом случае уничтожение войск противника становится реальной задачей.

На Изюмском плацдарме были два стратегически важных объекта. Первый из них находился в десяти километрах к югу от Святых Гор. Это магистральная автодорога Киев-Харьков-Ростов, связывающая центр Украины с промышленными районами Донбасса.

Вторым объектом была станция Лозовая - перекресток железнодорожных направлений Харьков-Крым и Киев-Донбасс. Кроме того, к юго-западу, в сорока километрах от Лозовой находится Павлоград, а в восьмидесяти - Синельниково и Красноармейск. Там крымско-харьковское направление пересекается с донецко-приднепровским. Удар по автодороге Сталино- Днепропетровск в Павлограде и железнодорожным узлам в Синельниково и Красноармейске ставил немецкие войска, оккупировавшие Донбасс, под угрозу окружения. Успешное развитие этого удара на Запорожье и Мелитополь замыкало кольцо и означало для германской армии на южном направлении только одно - разгром.

Так как Изюмский плацдарм находился на правом берегу Северского Донца, то это также давало советским войскам возможность развивать наступление на Харьков и Полтаву.

Для того чтобы понять, почему именно Придонцовье стало ключевым местом боев за Донбасс, давайте посмотрим на карту, где приведена схема боевых действий января-марта 1943 года

В сентябре 1941 - июне 1942 гг. и феврале - сентябре 1943, в периоды противостояния Красной Армии и Вер­махта в Донбассе, когда обе стороны прочно удерживали занимаемые позиции, линия фронта проходила по Миусу и Северскому Донцу. Фронт, проходящий по Миусу, хорошо пригоден для обороны и непригоден для наступления. Прорыв на этом участке будет очень дорого стоить любой из сторон: местность пересеченная, с многочисленными выходами скал, дающая большие возможности для оборудования огневых точек и полевой фортификации. В случае прорыва советских войск германская сторона успевала без особых потерь отвести свои части к Днепру. Если же здесь немецкая армия прорывала советскую оборону, то попадала в междуречье Донца и Дона, что в конечном итоге ставило ее под угрозу окружения.

Для военных термины «наступление» и «окружение» - почти синонимы. Ни одно наступление не обходится без операции по окружению противника. Правда, стоит отметить, что результативных наступательных операций военная история знает много, а вот удавшихся «котлов» - единицы. Дело в том, что противник, в свою очередь, постарается вывести свои войска из предполагаемого «котла» до того, как замкнется кольцо окружения.

Итак, если мы представим Донбасс в сентябре 1941-июне 1942 и феврале - сентябре 1943 г., то увидим следующее. Южный фланг - Азовское море - серьезной угрозы не представляет: без помощи сухопутных сил, одним десантом здесь обойтись нельзя. Фас, проходящий по Миусу, также мало пригоден для серьезной наступательной операции. Остается северный фланг - Северский Донец. Только здесь можно рассчитывать на успех.

...В конце сентября 1941 г. немецкие войска вторглись в Донбасс и вышли к Северскому Донцу. Этот рубеж до января 1942 г. обороняли части 9-й армии Южного фронта под командованием генерал-майора Ф.М. Харитонова, принявшие на себя основной удар противника. Оборону в районе сел Банное и Студенок держала 34-я кавалерийская дивизия под командованием полковника, впоследствии - Маршала Советского Союза А. А. Гречко.
Сразу же после захвата правого берега бывший монастырь был превращен немецкими войсками в фортификационный ансамбль. Семь линий обороны было проложено ими на склонах Святых Гор, каждая из которых, кроме окопов, была оборудована минно-проволочными заграждениями. Оккупантами была уничтожена остававшаяся здесь часть собрания монастырской библиотеки.

Зимой1942 г. части 9-й, 57-й и 6-й армий форсировали Северский Донец и к концу января овладели Лозовой. Изюмский плацдарм, или как в то время его именовали - Барвенковский выступ - был в руках Красной Армии четыре месяца. За это время наши предпринимали неоднократные, но безуспешные попытки нанесения удара на Павлоград и Синельниково.
12 мая 1942 г. началось Харьковское сражение. Двумя ударами - из Барвенково и из Волчанска части Красной Армии должны были окружить и уничтожить харьковскую группировку противника.

Но из-за стратегических ошибок уже спустя пять дней немецкие войска также - двумя ударами из районов Балаклеи и Славянска - наносят контрудар по Барвенковской группировке. В полосе действия 9-й армии образовалась брешь протяженностью 80 километров.  23 мая  1942 г. кольцо замкнулось. Две армии - 6-я и 57-я - оказались в окружении (части 9-й армии удалось отвести за Донец). 640 тысяч красноармейцев попали в плен. Красная Армия потеряла убитыми одиннадцать генералов, среди них - командующие обеих армий - генерал-лейтенанты A.M. Городнянский и К.П. Подлас, а также заместитель командующего    Юго-Западным    фронтом   генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко. Харьковское сражение окончилось Барвенковской катастрофой. Началось немецкое наступление на Кавказ и Сталинград. Левый берег Донца тоже пришлось оставить.

Прорвать кольцо и вернуться к своим удалось немногим. Одну из таких групп вывел из окружения член военного совета Юго-Западного фронта дивизионный комиссар Кузьма Акимович Гуров. Спустя год ему еще предстоит освобождать Донбасс. Он навсегда останется в донецкой земле - тяжелая болезнь оборвет его жизнь через несколько дней после освобождения шахтерской столицы.

...Семь месяцев находилось Банное под немецкой оккупацией. В это время придонцовские леса стали единственным районом партизанского движения в Донбассе - в остальных местах могли действовать только подпольные группы. Недалеко от Банного базировался отряд под командованием Михаила Карнаухова. 27 жителей поселка сражались в его рядах. Только после Сталинградской битвы советские войска вышли на Северский Донец и Миус. В первых числах февраля 1943 г. частями 1-й гвардейской армии Юго-Западного фронта был освобожден поселок Банное.

На станцию Святогорская Северо-Донецкой железной дороги приходили эшелоны с пополнением, техникой, боеприпасами и продовольствием для наступающих частей Красной Армии. Отсюда санитарные поезда увозили раненых в глубокий тыл. Вдоль реки Оскол в годы войны была построена рокадная (проходящая параллельно линии фронта) железнодорожная линия, связывав­шая Святогорск с Купянском.

В феврале 1943 г. Северский Донец был форсирован частями 1-й гвардейской армии. Изюмский плацдарм снова был возвращен. Но ненадолго.

Практически не встречая сопротивления противника, к 19 февраля 1943 г. 1-я гвардейская армия освободила Красноармейск, Павлоград, Новомосковск и Синельниково. В это время войска Южного фронта безуспешно пытались форсировать Миус. Но уже на следующий день началось контрнаступление противника на харьковском направлении, и к началу марта фронт установился по Северскому Донцу.

На территории санатория «Шахтер» в годы войны размещалось командование 33-го стрелкового корпуса, находившегося в первом эшелоне советских  войск,  форсировавшем Донец. В него входили 230-я, 50-я, 243-я дивизии и 253-я отдельная стрелковая бригада. Им предстояло прорвать  оборону противника на правом берегу Донца. Те, кто позже развил успех, изначально базировались в районе Купянска. Речь идет о 8-й гвардейской армии.
В марте 1943 г. 62-я армия прибыла в Придонцовье, но уже 16 апреля 1943 Ставка Верховного Главнокомандования преобразовала 62-ю армию в 8-ю гвардейскую.

Преобразование воинской части в гвардейскую - это не просто переименование. К началу сорок третьего года гвардейские части и гвардейские армии стали играть большую роль в действиях фронтов. Высшее военное командование научилось пользоваться гвардией, и перевес на том или ином участке фронта создавался вводом в бой гвардейских частей. Согласно директиве Ставки Верховного Главнокомандования гвардейские соединения комплектовались из наиболее опытных и выносливых солдат и офицеров. Они лучше обучены и вооружены. Интересный пример - во время церемонии вручения гвардейского Зна­мени 79-й гвардейской стрелковой дивизии немецкая авиация устроила налет на район дислокации частей 8-й гвардейской армии. В небе начался воздушный бой. Но это не повлияло на ход мероприятия.

Держали гвардию, как правило, в резерве или во втором эшелоне и использовали в наступательных операциях на направлении главного удара и в оборонительных - для контрудара.
Как показано на картосхеме, задача для 1-й и 8-й гвардейских армий формулировалась таким образом: вводом в бой двух армий форсировать Северский Донец, прорвать оборону противника в районе города Изюма и, развивая наступление, в общем направлении через Барвенково на Красноармейск совместно с войсками Южного фронта, наступающего от реки Миус на Сталино, разгромить донбасскую группировку противника и выйти на Днепр. Одним общим ударом из района Изюма в направлении на Барвенково, Запорожье, Мелитополь нужно было рассечь и разгромить всю южную группу немецко-фашистских войск при активной поддержке Южного фронта. Дата наступления была назначена на 15 июля 1943 г., но позднее ее перенесли на 17 июля.

1-я и 8-я гвардейские армии должны были наступать каждая в составе трех корпусов - то есть в составе девяти дивизий. Для усиления армиям в их состав добавлялись по одной артиллерийской дивизии прорыва, по одному смешанному корпусу авиации и по два-три танковых или самоходных полка. Непосредственно перед наступлением в состав 8-й гвардейской армии решением командующего фронтом был передан 33-й стрелковый корпус в составе 50-й, 230-й, 243-й стрелковых дивизий и 253-й отдельной стрелковой бригады. Во втором эшелоне фронта были поставлены 1-й гвардейский механизированный корпус генерала И.Н. Руссиянова и 23-й танковый корпус под командованием генерала Е.Г. Пушкина.
Для выполнения поставленных задач 8-я гвардейская армия имела в то время три полностью укомплектованных стрелковых корпуса: 28-й гвардейский, 29-й гвардейский и 33-й стрелковый. В составе 28-го гвардейского стрелково­го корпуса находилась отличившаяся в боях за Святогорье 79-я гвардейская стрелковая дивизия.