Монумент героям войны - это три большие мемориальные плиты с именами командира 79-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Н.Ф. Батюка, Героя Советского Союза старшего лейтенанта А.К. Сечкина, Героя Советского Союза старшего лейтенанта И.З. Шуклина.

«Мы начали свой путь с форсирования в общем-то неширокой реки. Но тут же натолкнулись на укрепленный район, и бои на Северском Донце, в особенности в Голой Долине, приобрели затяжной и кровопролитный характер. Мы там стучались в ворота Донбасса», - вспоминал Маршал Советского Союза Василий Чуйков.
Ворота Донбасса... Враг пытался отстоять их любой ценой. Интересный момент можно найти в воспоминаниях Участников освобождения Святогорья. Как известно, перед наступлением разведчиков часто посылают брать «языков» - пленных, которые могли бы сообщить требуемые сведения. Так вот, в те дни от захваченных немецких солдат и офицеров узнали, что на правом берегу оборону держит 6-я армия Вермахта. Поначалу командование Юго-Западного фронта отказывалось верить таким сообщениям. Основания для этого были самые серьезные - за полгода до освобождения Донбасса именно 6-я армия была разгромлена в Сталинграде, а ее командующий фон Паулюс сдался в плен. А так как командование Юго-Западного фронта практически в полном составе состояло из тех, кто руководил Сталинградской битвой, то причины недоверия оказались вполне понятными. Но позже выяснилось, что Гитлер для поднятия боевого духа солдат секретным указанием  «воскресил» (точнее  сказать  - создал  заново) 6-ю армию.

Весь день 17 июля шел тяжелый бой. Гитлеровцы сумели подтянуть свежие механизированные части. Только к вечеру войска первого эшелона - 230-я, 50-я, 243-я диви­зии и 253-я отдельная стрелковая бригада - закрепились на правом берегу Донца, но развить наступление в глубину им не удалось. Тогда было принято решение утром 18 июля ввести в бой части второго эшелона, в том числе 79-ю гвардейскую стрелковую дивизию генерал-майора Н.Ф. Батюка.

Захваченные в плен немецкие солдаты показали, что к частям, расположенным на Изюмском плацдарме, подходили на подмогу соединения двух немецких танковых дивизий - 17-й и «Викинг». Вслед за 17-й танковой дивизией и танковой дивизией СС «Викинг» против войск Юго-Западного фронта перебрасывался 3-й танковый корпус. На прикрытие Донбасса от ударов Южного фронта немецко-фашистским командованием были также направлены танковые дивизии СС «Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мертвая голова», переброшенные из районов Белгорода и Харькова.

С утра 19 июля противник непрерывно переходил в контратаки, поддерживаемые десятками танков. Сценарий немецких атак был практически одинаковым. Сначала короткий, но мощный артиллерийский удар по позициям советских войск. Затем воздушный налет, после чего на боевые порядки дивизии устремлялись танковые клинья. Впереди - тяжелые и средние танки. За ними - легкие танки и самоходные орудия. Под их прикрытием - пехота. Здесь надо сказать, что с обеих сторон тяжелых танков в битве на Донце участвовало мало: и немецкие «тигры», и наши KB находились в эти дни на Курской дуге.
Авиацию противник использовал мало:  участниками обороны Сталинграда был выработан весьма эффективный прием, лишавший ее возможности сбрасывать бомбы и выходить на обстрел наших боевых порядков. Когда-то Суворов говорил: «Пуля - дура, штык - молодец». Этим он подчеркивал преимущества ближнего боя перед дальним: в таком случае становилась беспомощной артиллерия, которую, как известно, еще в XVIII веке называли «богом войны». Наши бойцы в Сталинграде сократили дистанцию между своей передовой и передовой противника до расстояния броска гранаты - 20-25 метров. Такой точности бомбометания в те годы авиация обеспечить не могла. Эту же хитрость применили и на Донце.