Духовные подвиги святогорского иеросхимонаха Иоанна были известны всей России. Его житие издано отдельной книгой и неоднократно переиздавалось. Этого человека можно назвать первым святым земли Донецкой.
Существует много различных категорий святых - людей, совершивших подвиги во славу церкви и тем самым разделивших Святость Божью.

Первыми из них были апостолы - ученики Иисуса Христа. Цари и князья, способствовавшие распространению православия среди язычников, будучи причисленными к лику святых, получали титул равноапостольных (например, киевский князь Владимир Великий, крестивший Русь), а защищавшие веру от всевозможных посягательств (как Александр Невский и Дмитрий Донской) - благоверных.

Исповедники подвергались всевозможным гонениям, а мученики принимали смерть за веру в Иисуса Христа.

 

Бессребренники раздавали свое имущество нуждающимся. Юродивые ради достижения внутреннего смирения брали на себя подвиг изображения внешнего безумия. Праведные вели святую жизнь, будучи мирянами. Особое место занимают преподобные - святые, достигшие высоты монашеского подвига. Среди преподобных было немало целителей и чудотворцев, духовных наставников и аскетов.

Иоанн Затворник совершал подвиг своего спасения в полном уединении - в затворе.

Иеросхимонах Иоанн (в миру - Иван Крюков) родился в Курске в 1795 г. в бедной семье. С детства ему пришлось испытать много несправедливости. Отданный учеником в изразцовую мастерскую Иван на протяжении семи лет был вынужден терпеть побои и издевательства хозяина. Через некоторое время после завершения ученичества он женился, открыл свое изразцовое заведение, а чуть позже - два постоялых двора и трактир. Но было у Ивана Крюкова призвание, он мечтал с ранних лет о монашеском служении. Исполнить свою мечту Иван смог только в зрелом возрасте, после смерти жены и родителей. В 38 лет он приходит в Глинскую пустынь и полтора года является послушником, только после чего получает право носить рясу. Уже в послушнический период Иоанн прославился способностью исцелять больных. В монастыре он овладевает грамотой. Хозяйственность послушника была замечена, и он вскоре становится экономом. Когда был вновь открыт монастырь в Святых Горах, Иоанна направляют туда. Там он тоже получает послушание эконома. Вот что о его деятельности пишет Василий Немирович-Данченко: «Иоанн и тут обнаружил присущие ему характер и решительность. Не предупредив, он распорядился "отсечь" часть горы под гостинницу. Против него поднялось все, но он поборол препятствия и гора была "отсечена". Иоанн вел войну с управителем Потемкиных, вступался за ограбленное ими крестьянство, и хотя на сем пути был смиряем настоятелем, но как упорное козлище, исполнив наложенное на него послушание, вновь вступал в бой с господскими холопами и отсекал горы. Потом уж его и смирять перестали - махнули рукой. В конце концов, впрочем, оказалось, что Иоанн был прав, за что на него наложили мантию. Вообще, в эту пору своей деятельности, малограмотный, энергический, не знающий устали, упрямый и изобретательный, Иоанн совершенно подходит к типу северного монаха-соловчанина. Затем Иоанн, а в мантии Иоанникий, является опять гостинником, опять "отсекает" горы, роется в земле, как крот, отыскивает и находит старые подземные храмы, собственноручно выбивает для них из цельных диких камней престолы». Чуть позже Иоанникия рукоположили в иеромонахи и определили духовником к богомольцам. В этой должности он принимает активное участие в восстановлении подземных ходов. То, что иеромонаха Иоанникия определили на столь ответственное послушание, означало одно - духовную зрелость. Но вряд ли духовное окормление верующих было его настоящим призванием - все-таки на этой должности требовались образованность и красноречие. И тогда Иоанникий решает принять великую схиму и уйти в затвор.

Великая схима, или образ ангельский, - высшая степень иноческого деяния, очень часто ее сравнивают со смертью при жизни. При постриге в нее монах дает обет полного отречения от мира и всего мирского. Образ ангельский - великая честь для монаха, но требования, которым должен соответствовать принимающий великую схиму, настолько жесткие, что выдержать пробу способны единицы. Прежде всего будущий схимонах обязан доказать братии, что им движет смирение, а не гордыня.

«Убедившись, что Иоанникий не превозносится, - пишет Немирович-Данченко, - а жаждет подвига, Арсений приказал ему затвориться в простой жилой келье и запереть ставни. Трудно было одолеть Иоанникию в первое время ужас одиночества, особенно по ночам. Но он привык и затем перебрался в меловую скалу. Настоятель все еще отговаривал его. Стояли холода, печи там не было и устраивать ее не дозволялось, но монах не внял. Наконец, ему разрешили затвориться совсем. Ввели в меловую пещеру - и заперли на замок. В дверях было проделано малое оконце для передачи пищи и пития.

Холод стоял там, как в леднике. Узкая щель в наружу - тьмы не разгоняла. В щели только брезжил свет, не озарявший кельи. Гроб, а в гробу немного соломы - вот все, что дали с собой затворнику. Он удвоил вес вериг и, измаривая себя, делал в сутки по семисот поклонов земных, по сто поясных, молитв Иисусовых произносил по тысяче, столько же Богородичных. Так прошел целый год безвыходного пребывания в затворе, самый трудный год, потому что тело заточника еще только привыкало к сырости и холоду. Утомленный ложился он в свой гроб - и вновь подымался от озноба. Сырость стояла такая, что одежда и белье более месяца не выдерживали, истлевали и распадались. Пробовали его испытывать - выводили на свет, приказывали остаться, но Иоанникий неизменно уходил назад. Так прошло еще шесть месяцев, по истечении которых его постригли в схиму и опять назвали Иоанном, разрешили приобщаться два раза в месяц, а в посты еженедельно». Семнадцать лет иеросхимонах Иоанн, вплоть до своей смерти в 1867 г., провел в затворе. Не так давно Иоанн Затворник был канонизирован, его мощи находятся в Успенском соборе, а могила - место паломничества.